Дни в Романовке

Пример староверов

На фотографии с амурскими тигрятами сняты русские охотники, жители старообрядческого села Романовка, и японский ученый Ямадзоэ Сабуро. В Романовку, расположенную в Маньчжурии, рядом с Китайско-Восточной железной дорогой, он приехал в конце 1930-х годов: токийский Институт освоения территорий, где служил Сабуро, изучал опыт этой процветающей деревни. Японцы хотели, чтобы их собственные крестьяне тоже переселялись в Маньчжурию, — и пример староверов, выходцев из Приморья, покинувших родные края, когда там началась коллективизация, оказался для них очень важен.

Ямадзоэ не был в Романовке заезжим туристом-ученым, который поглядел на экзотику да убрался восвояси. В село он приезжал много раз и надолго, так что стал для ведущих замкнутый образ жизни и настороженных к чужакам сельчан совершенно своим. По фотографиям, которые делал Сабуро в Романовке, видно, как сильно интересовал японского ученого старообрядческий быт. На этих снимках мужчины в шляпах и женщины в платках водят хороводы на фоне сопок, отмечая какой-то праздник, а молодухи с младенцами на руках доверчиво глядят в объектив. Тут девочки-подростки ходят за водой, прицепив к коромыслу вместо ведер жестяные банки с иероглифами, молодые женщины играют в лапту, тут ребенка, едва научившегося держаться на ногах, не боятся фотографировать рядом с тигрятами. Есть среди снимков и панорама села: десятка два домиков и аккуратные, обнесенные оградой огороды, а вокруг — сопки.

Конец Романовки был предсказуемо печален: в 1945 году советские войска вошли в Маньчжурию, и сельчан отправили в лагеря, а немногие, избежавшие этой участи, разъехались по свету. Опыт староверов-переселенцев все последующие годы в Японии внимательно изучался: по истории села выходили книги, а в середине двухтысячных архив фотографий при содействии филолога-русиста Ёсикадзу Накамуры, много лет занимающегося этой темой, был передан в Приморский музей им. Арсеньева города Владивостока. Тогда российские музейщики начали огромную работу по установлению имен всех, кто запечатлен на снимках. По словам Веры Кобко, заведующей реставрационной мастерской Приморского музея, исследования велись с 2005 по 2008 год не только в поселках Хабаровского края, где сегодня проживают семьи репрессированных старообрядцев, но и в американском штате Орегон, а также в Австралии.

Результаты этих поисков и покажут на выставке в Мультимедиа Арт Музее Москвы. Она приурочена к выходу книги «Дни в Романовке», изданной Благотворительным фондом В. Потанина в рамках программы «Первая публикация». На выставке можно будет увидеть снимки Сабуро и других японских фотографов, приезжавших в село, а также предметы быта староверов: четки, сундуки, одежду. А еще прочесть рядом с каждым снимком рассказы сельчан. Вот, например, Ксенофонт Петрович Бодунов с сыном Федей гнут полозья для саней (3). «Сани делали из ильма и ясеня, какое найдется, — читаем мы. — Нужно дерево твердой породы. Сани обыкновенные: колодка, а сзади подсанки на веревке крепились. Подсанки — полтора метра, а сани — два метра. На подсанках бревна возили — так легче. Можно положить два-три бревна, а так-то лошадь только одно бревно увезет, а приходилось возить по пятнадцать километров…» Вроде бы только бытовые подробности, но они не лишние — ведь это знаки жизненного уклада, давно ставшего историей.

22 декабря — 20 января, ул. Остоженка, 16, www.mamm-mdf.ru

Газета «Ведомости. Пятница» Александра Машукова
Назад